Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Другая Россия

Партия мёртвых: гауляйтер умер

6 июня 2012 года в Твери на 34-м году жизни скончался Роман Сергеевич Коршунов, мой товарищ, командир и друг. Пожалуй, не постесняюсь выражений, скажу, что он был первым и единственным гауляйтером тверского отделения НБП. Да-да, первым и единственным (!) гауляйтером (!!) тверского отделения НБП (!!!) – командиром тверских нацболов. Не люблю дурацких аналогий, как называли, так и называли, времена были такие. Сейчас другие: партия запрещена, а в регионах заниматься протестом стало ещё опаснее.

Роман нёс бремя командира ответственно, участвовал в АПД наряду с рядовыми активистами, встречал новичков, проводил с ними разъяснительные беседы, создал в отделении такой климат, что слабакам приходилось туго и они сами предпочитали отвалить. Я тоже когда-то был новобранцем и очень хорошо помню нашу первую встречу с командиром: он встретил меня одновременно и по-товарищески и по-отечески. Стоя на ступенях вокзала, мы шушукались с моим другом, приехав в Тверь, готовились ко всему вплоть до ночёвки на улице и драки с урками, но два человека живо лишили нас хоть капли сомнений, что мы влипнем, подойдя и спросив место, откуда мы прибыли, они вскинули кулаки и возгласом «Да, Смерть» поприветствовали нас. Это был гау Коршунов и активист Киви. Роман сразу занял нас и не оставлял без внимания, каждый день мы делались сильнее, каждое «не могу» инвертировалось в железную волю, которой позавидовал бы сам Ницше. Это были рядовые будни организации, непонятной для овоща, но приемлемые для провинциального честного юноши, восставшего против лживого мира скучных пап с мамами, нахальных ментов и безразличных сограждан. И командир играл в этой инициации первую скрипку – роль наставника и примера для подражания.

Позже, когда мы стали встречаться уже в Москве, я понимал, что Роману Гау Кошунов и активист Киви на завхвает Минздрава в 2004приходится несладко и что быть гауляйтером отделения не так-то просто. Нужно быть действительно сильным человеком, и он им был. Его жизнь тесно переплеталась с жизнью партии, и после запрета НБП ему пришлось делать выбор, ещё и обусловленный трудной жизненной ситуацией. Кто-то из-за каких-то сомнительных целей сжёг жильё Романа вместе с его слепой бабушкой. Эта история окутана тайной, менты поймали двоих, так сказать «бритоголовых», которые даже при задержании порезали одного из задерживающих, но на этом всё и закончилось, мне неизвестно посадили кого-то из бритых или нет. Есть множество объяснений, но я не думаю, что какое-то из них будет до конца верным, самое простое – земля, где стоял дом, очень дорого стоила…

На фото: гау Коршунов и активист Киви при захвает Минздрава в 2004м

Как раз накануне запрета партии из моего поля зрения исчез и Роман. Как потом выяснилось, он уехал в Москву – и старался больше не заниматься политикой.  Может кому-то показаться странным, но по мере того, как организация нацболов справлялась со своими трудностями, в том числе с трудностями своего юридического статуса, всё чётче прояснялась картина и с Романом. Уже в 2010 году Роман был на съезде питерского отделения «Другой России». Примерно с этого времени он перебрался обратно в Тверь и жил в комнате, доставшейся ему взамен сгоревшего дома. Он посещал оппозиционные митинги, но, уже не являясь гауляйтером тверского отделения – командиром тверских нацболов.

28 мая сего года он позвонил мне поздно вечером, можно сказать, даже ночью. Мы завели старый разговор, который обычно заводят давние знакомые, в конце он сказал: «как приятно слышать старых товарищей», - я ответил ему взаимностью. Через 9 дней другой мой товарищ сообщил мне о его смерти:
- Сегодня можешь пить…
- Что такое???
- Гауляйтер умер.
На похоронах были только свои: старые товарищи, парочка сочувствующих, знавших его, и тётя. Нацболы похоронили Романа как подобает командиру: накрыли тело знаменем – старым красным флагом.
Коршунов Роман Сергеевич похоронен на Дмитрово-Черкасском кладбище под Тверью 8 июня 2012 года.